Духовные родники России питают весь мир

- Алексей Иванович, насколько известно, вы давно занимаетесь проблемами национальной идеи, патриотизма. Что такое патриотизм сегодня? В чем актуальность проблемы патриотизма с точки зрения "злобы дня"?

- Сегодня все вдруг заговорили о патриотизме, хотят выглядеть патриотами. А несколько лет назад слово "патриот" было чуть ли не ругательным, сама национальная идея требовала защиты. Слава Богу, времена эти прошли, настал период более глубокого осмысления этого понятия: что же такое патриотизм и какой патриотизм сейчас России нужен? Не вообще патриотизм, не вообще поддержка, положим, армии, а расширение, углубление этого понятия. Проблема актуальна тем, что процессы глобализации - это объективная реальность, отрицать которую бессмысленно, - охватили весь мир и наряду с положительными моментами порождают ряд негативных последствий. Скажем, .все более очевидной становится тенденция к доминированию определенных стран на информационном рынке. Например, Соединенные Штаты, обладающие огромными информационными, ресурсами, стремятся навязывать свои ценности, свои приоритеты другим государствам. Поэтому с точки зрения национальной безопасности считаю: сегодня задача номер один - сохранение собственных национальных духовных и культурных ценностей. Если без громких слов, патриотизм - это верность ценностям своего народа. Именно из этого вырастает суверенитет государства. Так или иначе, но сейчас многие страны это понимают. Например, в Великобритании или Германии за последние несколько лет и левые, и правые усилили акцент защиты национальных интересов и национальных ценностей, прежде всего с точки зрения своей самобытности. А у нас? Возьмем систему образования. Она всегда отличалась российской самобытностью, что, несомненно, помогало ей поддерживать высокий уровень обучения подрастающего поколения. Но сегодня мы по сути отказываемся от нее и переходим на американскую модель, хотя в США никогда не было хорошего общего образования. В принципе это можно наблюдать и в других сферах национального бытия. Через СМИ, через попкультуру, через те же американские фильмы постоянно навязывается миф о превосходстве американского образа жизни и ущербности нашего. И это не результат случайного стечения обстоятельств, как полагают некоторые, а целенаправленная государственная политика США. В пропаганду американских ценностей и американского образа жизни вкладываются миллиарды долларов. Сегодня в России появляются десятки тысяч, я подчеркиваю, десятки тысяч миссионеров с Запада. И ведь кто-то платит за распространение многомиллионными тиражами их литературы. Кто-то платит не только за информационную, но и за духовную агрессию. Например, мы как-то подсчитали в Госдуме, и оказалось, что в иные годы, минуя какие-либо государственные органы, то есть бесконтрольно, с Запада приходят средства на всякие культурные и общественные организации в России в объеме более 1 млрд. долларов. На эти деньги создаются различные центры, фонды, СМИ, общественные организации, и мы не знаем, кто их инвестирует, с какой целью и какова подлинная деятельность этих организаций. Кстати, недавно один известный российский режиссер, говоря о проблемах отечественного кинематографа, привел интересный факт. Оказывается, нашим российским фильмам в наши же кинотеатры трудно пробиться, потому что, по сути, российский кинорынок контролируется американцами и их дистрибьютерами. Если Франция защищает свое национальное кино, то что мешает нам проводить здесь взвешенную государственную политику? Есть и налоговое регулирование, есть и возможность установки квот на прокат импортной кинопродукции, есть и отработанный в тех же США метод присвоения индексов, когда кинопрокатчик ни за что не пустит в широкий показ фильм с ограничивающим индексом. Кстати, сами американцы жестко подгоняют чужую кинопродукцию под свои представления и национальные стереотипы именно под лозунгом того, что у них чужие национальные представления и герои "не понятны". К примеру, наша знаменитая киносказка "Садко" у них была перемонтирована и шла под названием "Необычайные приключения Синдбада"! От русской былины, от нашей специфики в фильме вообще ничего не осталось - просто набор волшебных приключений некоего абстрактного Синдбада - известного героя американских комиксов и фильмов, у которого и арабского-то тоже ничего нет.

- Не окажется ли так, что современному нашему соотечественнику в силу обстоятельств ближе окажется уже чужая, а не национальная система ценностей?

- Я думаю, что такой опасности пока нет. Современный россиянин - это не "Иван, не помнящий родства", а наследник богатой цивилизации, у него есть ценности, которыми он может и должен гордиться. При всех наших недостатках у нас есть огромный потенциал, обусловленный именно нашей цивилизацией, нашей культурой. Понятно, что, навязывая нам западную модель, кое-кто стремится этот наш Потенциал принизить, оболгать. Не случайно многие западные аналитики одним из главных препятствий "вестернизации" России видят православие. Но что Запад может противопоставить тысячелетней традиции православия в России? Ничего. Западная экспансия и у мусульман тоже не вызывает восторга, а между собой православные и мусульмане в России всегда найдут общий язык. Для многих сейчас очевидно, что Россия - одна из немногих, если не единственная сила, способная защитить и себя, и другие цивилизации и культуры от "духовной стерилизации". У каждого нашего человека есть история России, ее культура, мощная духовная основа. Я убежден, что мы выстоим, ибо, строго говоря, то, что нам навязывается из-за рубежа, - это не система ценностей в духовном или культурном смысле, а всего лишь предпринимательская шкала оценок. Ключевая проблема здесь, если хотите, и экономическая, и политическая, и военная, заключается в том, что конечной целью сейчас является человек. И в соперничестве государств победит то, которое сможет создать максимально образованную, с сильным духовным стержнем личность. Ибо нация будет состоять из суммы этих личностей. И наиболее эффективные вложения - в человека, в его образование, в его культуру. Это и американцы признают, но со своих утилитарных позиций. Победит то государство, которое сможет создать этот потенциал личности. - В этом плане огромную роль, очевидно, призваны сыграть СМИ. Здесь интересно вспомнить недавнее заявление Теда Тернера о его десяти принципах, которыми должна была руководствоваться НТВ, если бы он стал ее акционером. К сожалению, в пылу полемики вокруг НТВ они не получили должного внимания. Позволю себе напомнить некоторые из них: "НТВ будет развивать русский язык и культуру, общечеловеческие ценности, в частности, ценности семьи", "НТВ будет создавать образ России как страны, богатой природными ресурсами и духовными ценностями" и даже "НТВ будет устанавливать и соблюдать высокие моральные стандарты для своих программ, уважая традиции российского общества с его многонациональной культурой". Почему бы эти принципы не положить в основу морального кодекса всех российских СМИ? - Тед Тернер - бизнесмен, профессионал и медиамагнат. И для него очевидно то, что нам приходится доказывать уже более 10 лет, а именно, что национальное телевидение должно выражать национальные интересы, защищать национальные ценности, то есть быть национально ориентированным. Для него это очевидно, и ему это доказывать просто глупо. А у нас многим представителям СМИ это непонятно. И я бы не стал называть тех, кто навязывает России западные ценности, демократами. Эти люди - сторонники идеологической либеральной модели агрессивного протестантизма. Протестантизм в данном случае означает определенное мировоззрение, определенную систему ценностей, сформировавшуюся именно под влиянием данного религиозного течения с его идеей предопределенности судьбы каждой личности и безусловного оправдания богатства и жизненного успеха как "высшей божественной санкции", не подлежащей обсуждению. В настоящее время это мировоззрение далеко вышло за пределы религиозных доктрин, превратившись в чисто светскую модель мировоззрения ярко выраженного индивидуализма. В России раньше сторонников этой системы ценностей называли "западниками", и такие были в России всегда. И сейчас они сохранили влиятельные позиции, хотя общая тональность стала меняться во 2-й половине 90-х годов, но очень медленно и непоследовательно. А возвраты, "всплески" и дальше будут, и борьба эта будет вестись всегда. Мы всегда будем бороться за свои ценности, свои приоритеты, а кто-то всегда будет против них.

- Вы сказали, что одной из основ патриотизма, духовной стойкости россиян является великая история нашей страны. Но Запад активно навязывает нам собственное видение России и русской истории. Да и мы сами при очередной "смене вех" начинаем переписывать свою историю. Не случайно про Россию сейчас говорят, что у нее "непредсказуемое прошлое". Причем в переписывании истории выпячиваются те стороны, которые ранее носили якобы негативный характер при полном пренебрежении к положительной стороне проблемы. Яркий пример - начало Великой Отечественной войны.

- В вашем вопросе содержится и ответ. Именно поэтому наша история и искажается, во-первых, в западных концепциях, а во-вторых, при транслировании этих концепций уже в Россию. В результате появляется у русских этакий "западный" взгляд на Россию. Возьмите Чаадаева. Он увидел в национальной истории одно, а Пушкин, возразивший ему, - совсем иное. Многие наши мыслители подымали эту проблему. А взять Данилевского. У него, кстати, есть хороший пример о Финляндии, которую мы якобы угнетали, в то время как именно благодаря России финны смогли воссоздать и национальную культуру, и национальный эпос. К сожалению, у многих в России и сегодня мозги так устроены, что все видится как будто появившимся впервые. Люди не видят исторического контекста. А ведь на самом деле большой разницы в отношении Европы и вообще Запада к России советской и России царской нет. Там не воспринимают по определению наши ценности и наши реалии. Конкретный пример. Мы для них - огромная страна, и какой бы у нас ни был строй, эта огромность, как они себе это представляют, - угроза для них. Я как-то спросил одного западноевропейского политика: "Ну вот сейчас-то почему вы видите угрозу в России?" "Большие вы" - вот его ответ. Кстати, у нас помнят слова Александра III, обращенные к его наследнику Николаю II: "У России есть только два настоящих союзника - ее Армия и Флот". Но перед самой смертью он сказал сыну еще : "Нашей огромности боятся". Как видите, в рамках концепции национальной безопасности естествен переход от безопасности исторической к безопасности территориальной, географической.

- Ваша уверенность в прочности духовных ценностей россиян вселяет оптимизм. И все же, как представляется, пускать на самотек это дело более не допустимо. Нужна серьезная государственная политика по укреплению патриотизма, нужна, наконец, национальная идея, которая бы сплачивала народ.

- Совершенно справедливо. Вопрос государственной поддержки патриотизма, формулирования подлинной национальной идеи сегодня -это задача национального и государственного выживания. Когда, к примеру, мы сегодня говорим о концепции национальной безопасности и расставляем приоритеты безопасности, то, к сожалению, у нас все равно идет на первом месте безопасность, так сказать, чистая, военная. А ведь сейчас с точки зрения цивилизационного подхода для обеспечения национальной безопасности важно, прежде всего, сохранить национальную идентичность. То есть суверенитет в этом смысле. Если вы перестаете говорить по-русски, если вы перестаете себя ассоциировать с русской нацией, с культурными традициями и с историей нации, - это важнейшая угроза национальной безопасности. Военная безопасность и все остальное являются производными из этого. Они крайне необходимы для нас именно в плане защиты, в плане безопасности. Но вопрос в том, что же мы защищаем? Абстрактную территорию с абстрактным электоратом или десятки миллионов личностей, объединенные в народ, в страну, государство с его неповторимой историей и судьбой, с неповторимой душой, наконец. Задача любого правительства, любого государства - сохранить суверенитет, то есть сохранить возможности для развития данной нации, которая проживает на этой территории, "так, как она хочет. Вот - если очень грубо, просто изложить эту идею. Поэтому нам необходима защита и российской системы образования, и российского кинематографа, и книгоиздательского дела, и национальной архитектуры. Наши дети должны воспитываться на нашей литературе, на наших мультфильмах, которые, кстати, даже Ватикан признал лучшими в мире, на наших сказках, на любви к своей семье, своему народу, своей земле, к своей истории. Все это - задачи государственные. Скажем, в США так по сути дела и не сформировались настоящая история и культура на сегодняшний день. Поэтому они очень дорожат теми крохами, которые у них есть. Например, теми памятниками, пусть и небольшими, которые у них сохранились. И всячески это поддерживают. Американцы очень бережно относятся к любым своим постройкам, которые, что для России смешно сказать, старше ста лет. Если у нас могут уничтожаться здания с 300-летней историей, то в Соединенных Штатах никому даже в голову не придет поставить вопрос о сносе всего лишь столетнего памятника. Для них это будет варварством, оскорблением национального достоинства и т.п. В американском истеблишменте, кстати, доминирует группа потомков тех первых поселенцев, что прибыли в Америку 250-300 лет назад. При всех их скромных, мягко говоря, с нашей точки зрения, ресурсах - исторических, духовных, культурных все тщательно сохраняется и развивается. А возьмите армейское воспитание. Оно должно опираться на идеалы наших воинов-героев - таких благородных рыцарей, витязей, как Александр Невский, Дмитрий Донской, Александр Суворов и его чудо-богатыри. У американцев таких героев просто нет. Для них, к примеру, бой при Литл-Биг-Хорн, где столкнулось несколько тысяч индейцев с несколькими сотнями американских кавалеристов, - это выдающееся сражение, значимое, как, скажем, для нас битва на поле Куликовом. По сути дела никаких серьезных в нашем понимании войн на территории США не велось. Ни существование государства, ни тем более существование их как нации никогда не ставились под сомнение даже во времена войны за независимость. Им просто не понять нашего восприятия войны и военной угрозы. Именно поэтому и появление у нас ядерного оружия стало для Америки настоящим кошмаром, ибо они осознали, особенно в момент Карибского кризиса, что мы их достанем. И если Россия живет века с ясным осознанием, что в любой момент может подвергнуться удару, а потому внутренне спокойна, то в Соединенных Штатах одна лишь угроза вызывает настоящую национальную истерику. Поэтому нам не подходит американская модель мировосприятия, мироустройства. С точки зрения геополитической, с точки зрения исторической у нас разные условия для принятия решений и действия. С другой стороны, нужно трезво понимать изменившуюся ситуацию: процессы глобализации неизбежно делают процессы обсуждения, скажем, военной реформы, военного строительства, финансирования вооруженных сил предметом гражданской дискуссии. Вернуться к ситуации 70-80-х годов, когда все темы были закрыты, невозможно. Хотя уже в то время мне, к примеру, доводилось участвовать в работе, в том числе и с представителями Генерального штаба, по подготовке первых открытых публикаций, книг, например "Откуда исходит угроза миру", и т.д. Это были первые попытки уже в то время говорить с общественностью. Уже тогда созревало понимание необходимости давать общественности достоверную информацию. И что нельзя, к примеру, при написании статьи о военной доктрине СССР пользоваться материалами Стокгольмского института проблем мира. Здесь большую роль, очевидно, призваны сыграть открытые издания" Министерства обороны, государственные военные СМИ. Кстати сказать, сегодня вокруг них развернута какая-то непонятная кампания. Похоже, кому-то захотелось и их выстроить по американской модели. А ведь эти издания проводят политику государства в армии, служат интересам авторитетного информирования всего общества по специальным темам и проблемам. Военные издания распространяются в школах, их используют в органах РОСТО при работе с допризывной молодежью. И они не просто могут быть или не могут быть - они обязаны быть. Поэтому я считаю, что СМИ, принадлежащие Министерству обороны РФ, должны развиваться, и в этот исторический период глобализации сюда должны идти серьезные инвестиции. И военные СМИ должны не уничтожаться и даже не просто сохраняться, а развиваться, чтобы выходить на уровень современных средств информационного противоборства, пропагандистской и контрпропагандистской деятельности.

- Если возвратиться к американской модели работы СМИ в области обеспечения национальных интересов, то стоит вспомнить, что в США очень дозированно подают информацию в ситуациях, когда речь идет о неблаговидных делах Америки.

- Совершенно верно. Наиболее характерный пример из недавнего прошлого -проведение операции "Буря в пустыне". В ходе этой операции управляемость информацией у американцев была стопроцентной. Ну не пускали журналистов, и никто там это не оспаривал под предлогом борьбы за права человека. Не пускали и не выпускали, показывали то, что хотели. Поэтому там, где американцам нужно, они могут не просто ограничивать, но и закрывать информацию. И умело этим пользуются, и не ставят это под сомнение. То же самое можно сказать и в отношении агрессии против Югославии. Так что речь должна идти не об абстрактных "реформах", а о серьезнейшей работе с информацией. Кстати, если уж зашла речь об истории как определенной информационной системе, история нации - это такая же область, которая требует и инвестиций, и работы, и людей, и привлечения ресурсов, потому что это то, что позволяет нации называться нацией, и если этого не будет, то нация превратится сначала в народонаселение, а потом, извините, в электорат.

- Спасибо за беседу, Алексей Иванович.

Беседу вел Ярослав ЯСТРЕБОВ.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован