Эксклюзив
Подберезкин Алексей Иванович
15 января 2020
157

Формально-логическая модель развития МО и ВПО в 2019–2025 годах

Main 15012020

По многим причинам представляется возможным,
что уничтожение противостоящего неприятеля
не является целью частного боя, а лишь средством[1]

К. Клаузевиц

 

Выбирая из всех теоретически возможных сценариев и их вариантов развития МО и ВПО наиболее вероятный (а на практике - единственно нужный), необходимо, следуя предложенной методике, соблюдать важнейшее классическое правило: военная сила не является целью политики сама по себе, но лишь одним из её средств. Это означает, применительно к выбору сценария развития ВПО, что такой сценарий и его варианты изначально предопределёны предварительным выбором сценария развития МО. Так, если отношения между субъектами МО формируются в рамках сценария и его вариантов сотрудничества, то и вариант сценария ВПО военно-силового противоборства крайне маловероятен: политические и иные противоречия, даже если они и существуют, не перерастают в силовое противоборство. Например, противоречия Великобритании и ЕС всё равно будут развиваться в рамках сценария сотрудничества и союзных отношений, а не конфронтации.  Иными словами, сценарий развития МО достаточно консервативен и более устойчив, а его сильное влияние на формирование сценария ВПО сохраняется в любом случае.

Надо иметь ввиду, что «обратное» влияние сценария ВПО на развитие сценария международной обстановки (МО) может порой  быть существенным, в том числе зависящим от того, в каком направлении развивается та или иная стратегическая обстановка (СО), возможные конфликты и войны в мире или регионе. Так, например, возможный пуск КР МБ советской атомной подводной лодкой, попавшей в аварию в Саргасовом море в 1962 году в ответ на планировавшийся десант американцев, безусловно, привёл бы к гибели десятка американских городов и последующей ядерной войне. В этом случае (как и в некоторых других) изменения в СО в Атлантике резко повлияло бы не только на изменение ВПО, но и МО в мире.

Автор полагает, что наличие многих взглядов на состояние и перспективы развития МО и ВПО в мире не освобождает от необходимости высказаться  вполне определенно о собственной  позиции, которую считает автор наиболее реальной и вероятной. Так, в целом ряде работ, в т.ч. авторитетных исследований, например, сотрудников НИИ № 46 МО РФ, говорится о наличии в наши дни нескольких (четырёх) возможных сценариев развития МО[2]. На мой взгляд, таких возможных сценариев развития МО может быть великое множество, но для прикладных задач необходимо отобрать только наиболее вероятные, к которым я отношу следующие (см. рисунок № 1).

1. Наименее вероятный (из вероятных) сценарий развития МО («Сценарий № 1»), который условно я назвал сценарием «Сотрудничества», предполагает существование некоторой вероятности того, что нарастающее противостояние между ЛЧЦ и другими субъектами будет если и не прекращено, то замедлено, структурировано в некие правила и международно-правовые нормы, сложившиеся к концу ХХ века.

На  2019 год, однако, не существовало сколько-нибудь влиятельных симптомов и предпосылок для реализации этого сценария. Кроме желания некоторых частей российских и зарубежных правящих элит. Во всяком случае в ближайшей перспективе (3-5 лет), хотя слабая вероятность сохраняется в случае, если российская (китайская и др.), правящие элиты пойдут на уступки и односторонние компромиссы, т.е. фактически на капитуляцию перед правящей элитой США и их коалицией.

Более того, развитие событий в МО в самые последние годы свидетельствовало о том, что западная ЛЧЦ во главе с США и её военно-политическая коалиция взяли открыто курс на силовую политику и широкую дестабилизацию МО.

2. Другой сценарий («Сценарий № 2), который я условно обозначил как «Холодная война 2.0», – достаточно хорошо знаком многим и его еще не успели забыть в мире. Он означает открытое соперничество разных центров силы и ЛЧЦ в самом широком спектре, не переходящее однако границ прямого использования вооруженного насилия. Этот сценарий реализовывался в 1946-1990 годы в разных региональных и локальных вариантах – варианта «войны на удалённом ТВД» и «ядерного шантажа» до варианта «разрядки международной напряженности».

Современный сценарий может быть назван также как и прежде - «холодная война», но у него есть существенное отличие – у России практически не осталось военно-политических союзников, а ОДКБ не сопоставим по своей мощи с ОВД. Поэтому равноправного соперничества в духе соперничества Афин и Спарты или Рима и Карфагена не может быть. Нет ни равносильных военно-политических коалиций, ни сопоставимых по своей мощи государств. За исключением нарождающейся мощи новых центров силы на базе древних ЛЧЦ Китая и Индии.

Кроме того, страны ЕС и другие развитые государства фактически вошли в американскую военно-политическую коалицию, а большинство развивающихся стран ориентируются (или находятся под давлением) политики США.

3. Наконец,  третий, на мой взгляд, наиболее вероятный сценарий («Сценарий № 3), я назвал «Сценарием нарастающего военно-силового противоборства». Эскалация современного сценария развития МО в самые последние годы в пользу этого сценария свидетельствует о том, что он – наиболее вероятен. Вероятность реализации этого сценария до 2024 года я обозначил в 85%, что фактически означает прогноз о его неизбежности. Причём его развитие может даже опережать указанные сроки, т. е. переход на другую стадию эскалации возможен быстрее, чем ожидается сегодня.

Этот же вывод означает, что именно этот сценарий развития МО превращается во многом в различные варианты сценария развития ВПО, ослабляя влияние невоенных аспектов и факторов формирования МО (финансово-экономические, политико-дипломатические и др.). НА рисунке ниже показаны три, наиболее вероятных варианта развития сценария ВПО как части «Сценария №3» МО.

Важно отметить, что сценарий развития МО-ВПО практически реализуется не сам по себе, а в одном из своих «прикладных» вариантов, которые образуются под воздействием внешних объективных и конкретных факторов, а также под влиянием множества субъективных факторов, которые, как правило, либо не известных сегодня, либо незаметны[3]. В нашем случае много выделены три варианта, в рамках которых может произойти конкретная реализация наиболее вероятного сценария («Сценария№3») развития МО и его части - ВПО:

«Вариант № 1»: развития ВПО под влиянием прямого военно-силового противоборства основных участников формирования МО-ВПО (США, Китая, России, Индии, исламского мира и их военно-политических коалиций). Это может быть, например, вооруженный конфликт или война между западной коалицией и Россией в Сирии, на Украине, на Кавказе или Средней Азии.

Это также может быть конфликт западной ЛЧЦ и её коалиции с КНР или исламской ЛЧЦ (либо еёчастью, например, Ираном). Вероятность реализации этого варианта я расцениваю достаточно высоко – 20-30%, но если говорить о частных военных конфликтах – локальных или региональных, - то вероятность будет значительно выше. Так, применительно к конфликту с Ираном, КНДР или цлым рядом других государств она может превышать 50%.

«Вариант № 2»: развития ВПО как военно-силового противоборства на отдельном ТВД, например, в Восточной Европе, прежде всего, на Украине, где силовое противоборство не перейдет в прямое вооруженное столкновение между Западом и Россией, но где массированно будет использоваться «облачный противник» – ВС Украины, ЧВК и пр. Это наиболее вероятный, даже неизбежный вариант развития «Сценария № 3» МО-ВПО до 2024 года, который может иметь место на Кавказе, в Средней Азии или в Юго-Восточной Азии.

Третий вариант - «Вариант №3» - «Сценария № 3», который условно назван «Глобальной коалиционной войной», может иметь множество форм – от массированного использования ВТО по примеру нанесения удара КР США по Сирии в 2018 году, до ограниченных ядерных ударов на различных ТВД.

Учитывая очень высокие риски (не только военные, но и политические и экономические), мне представляется, что подобные варианты, которые, безусловно, готовятся в штабах, нацелены прежде всего на политико-психологические формы силового давления, даже шантаж, но не на реальное применение ВС, тем более участие ВС в массовом порядке.

Таким образом, рассматривая в самом общем плане сценарии развития МО-ВПО до 2024 года, можно сделать следующие выводы:

1. Военно-силовой конфликте западной военно-политической коалицией становится практически неизбежным к 2021–2023 году (на уровне региональном или локальном), учитывая развитие тех тенденций, которые сложились к середине 2019 года.

2. Его силовые формы могут быть самыми разнообразными:

– локальными;

– региональными;

– глобальными, но во всех таких войнах и конфликтах, предполагается системное использование всех силовых средств комплексно – от информационно-когнитивных до ядерных.

3. Основные военные средства и способы ведения будущей войны, как показывает опыт военных действий в Ираке, Сирии, Ливии и на Украине, это прежде всего:

– средства воздушно-космического нападения;

– средства воздушно-космической обороны;

– средства социальных операций.

4. Использование Сухопутных сил и ВМС западной коалиции будет носить вспомогательный характер.

Прогнозируя подобное развитие МО и ВПО, неизбежно приходишь к выводу о необходимости сознательно и долгосрочного выбора стратегии России по противодействию агрессии западной коалиции. Прежде всего, этот выбор должен быть сделан политически, но также предполагать возможность выбора сил и средств для военно-силового противодействия. Некая формальная логика в формировании возможной стратегии России в ответ на развитие негативного сценария ВПО в одном из его военно-силовых вариантов.

 

_____________________________________

[1] Клаузевиц К. Фон «О войне». – М.: АСТ, 2019. – С. 62.

[2] Концепция обоснования перспективного облика силовых компонентов военной организации Российской Федерации. – М.: Граница, 2018. – С. 331–357.

[3] Мир в ХХI веке: прогноз развития международной обстановки по странам и регионам: монография / А.И. Подберёзкин, М.В. Александров, О.Е. Родионов и др. – М.: МГИМО-Университет, 2018. – 768 с.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован