`Верю в российский дух`

Председатель Центрального Совета ВОПД "Духовное наследие", доктор исторических наук, академик РАЕН и Академии военных наук Алексей Подберезкин:

- Алексей Иванович, готовясь к нашей беседе, я поймал себя на мысли, что вы - политик "нестандартный", успешно играющий на разных "полях". Средства массовой информации создали ваш имидж организатора и "идеолога" патриотической оппозиции, хотя мне, наблюдающему за вашей работой в парламенте, кажется, что вы просто быстрее других формулируете и решаете задачи. Быть может, дело в вашей биографии, профессиональной подготовке? Расскажите немного о себе!

-Самая обычная, рядовая биография. Родился в Москве, в рабочей семье. С 15 лет сам пошел работать. Мне сейчас 44, и уже 29 лет непрерывного трудового стажа. Вечерняя школа, дневной институт... Закончил МГИМО, защитил кандидатскую, докторскую - и все досрочно. Все время работал, учился. Докторскую диссертацию защитил в Дипломатической академии - по внешней политике и военной доктрине США и стран Западной Европы. Был экспертом многих уважаемых организаций, руководил аппаратом консультантов вице-президента Руцкого. После октябрьских событий 1993 года мы начали создавать реально наше движение - "Духовное наследие". Сейчас эта организация патриотов-государственников быстро растет. В марте 94-го был создан оргкомитет движения, в 95-м прошел учредительный съезд, весной этого года состоялся уже 3-й съезд. Но предпосылки к созданию "Духовного наследия" наметились еще с конца 80-х, когда появились наши первые работы, наладилась взаимосвязь групп активистов. Вместе мы вышли на уровень общественно-политической деятельности. А потом оргкомитет так же естественно вырос в движение.

- И вот в один прекрасный момент вы оказались в большой политике, когда стали депутатом.

- Психологически это объясняется просто: я всегда был в политике за последние годы, однако никогда не стремился на публику. Но, видимо, когда волна тебя выталкивает, даже вопреки твоей воле, то практически невозможно отступать, уходить в тень. Это было бы искусственно и, по сути, неправильно. Думаю, у меня естественный переход - от аналитика в "концептуалиста-практика".

- Позвольте тогда, как говорится, по-журналистски, "наступить на любимый мозоль". Вот вы работали у Руцкого, хотя в его партии не состояли, были свободным ученым, беспристрастным аналитиком и все такое... И вдруг оказались в рядах левого движения, вошли в избирательный блок КПРФ.

- На самом деле я достаточно консервативен, и мировоззренчески совершенно не изменился. Я изначально был против тех негативных моментов в политике Горбачева, которые особенно проявились с 1987 года. Это моя позиция государственника, и я об этом всегда говорил и писал, особенно когда речь шла о тогдашних военно-политических переговорах на высшем уровне. Я не был тогда членом партии, будучи уверенным, что КПСС в то время уже занимала позицию антигосударственную. Тем более никогда не относил себя к "либеральным" или "радикальным" демократам, боролся с такой идеологией по мере своих сил - как ученый, как специалист. Из этого подхода выросло и мировоззрение "Духовного наследия", состоящее из трех основных элементов. Это прежде всего - патриотизм, который не может не быть в любом русском движении. Это также учет мировых реалий - хотите вы или нет, но идет научно-техническая революция, ее "новая волна". Еще в 1986 году я писал специальную работу о революции в системах связи, информатики и предупреждал: если мы от этой волны отстанем, то проиграем через 10 лет. Работа посвящалась системам боевого управления связи и разведки. Конечно, учет мировых реалий нужно четко соотносить с интересами России. И третий важный момент - наше историческое наследие, культурный и духовный опыт веков, включая те самые 70 лет Советской власти, которые являются органической составляющей российской истории. В советский период были поистине фантастические достижения лучшая в мире система образования, здравоохранения. Зачем от этого отказываться? Но я отнюдь не противопоставляю социалистический опыт - опыту дореволюционному. И там, и там были свои успехи и неудачи. Считаю, обе системы взаимно дополняют друг друга Россия всегда будет сильно ориентирована социально, эту сторону социализма необходимо сохранить. Русский человек всегда будет не унижать нищего, а сострадать ему и помогать Русский никогда не захочет просто "жрать и спать" - он всегда будет работать и помогать другим. Это наша национальная черта! Я только против "классовых" партийных идеологий. Считаю, они себя изжили, и это моя принципиальная позиция. Наверное, между принципами "космополитизма" и "пролетарского интернационализма" наблюдается сходство. Лозунг, хороший в начале этого века, ныне абсолютно себя изжил" сейчас другие люди, другое время. Для России важно общее государственно-патриотическое мировоззрение с широким присутствием таких "компонентов", как вера, духовность, культура, интеллект. Это наши ценности, благодаря которым мы сможем действительно стать мировым лидером. Возможно, нам не быть лидерами по количеству выпускаемых "мерседесов". А по степени интеллектуальности - вполне. Мы и сейчас вырываемся вперед на этом "поле". Понимая такую перспективу, можно уверенно смотреть в будущее России.

- Сейчас Вы действуете в блоке КПРФ, и это никого не удивляет, поскольку совпадение подходов не является искусственным. А как вы сами это объясняете?

- Здесь-то все очень понятно. КПРФ имеет наиболее сохранившиеся структуры и политические возможности. Реально только на базе компартии можно создать оппозицию - не для пустой говорильни, а для реального противодействия антинациональному курсу.

- Кстати, а как коммунисты относятся к Вам?

- По-разному. Большинство, кого я знаю из коллег и товарищей, относятся хорошо. Люди же в партии разные, не на одно лицо...

- А в чем отличия?

- Есть стоящие на позициях, по сути, троцкизма - как бы "пролетарские интернационалисты". Попадаются и просто болтуны, ни на что не способные, но претендующие. Много вот таких моментов, а уж потом это переносится в область идеологии... Я человек верующий. Я считаю, что будущее - за синтезом науки и веры. Не отрицаю классовых интересов, но их приоритетность, на мой взгляд, ниже национальных... В этих вопросах мы иногда спорим, но это не имеет решающего значения для дела. У нас нет здесь вообще никакого серьезного антагонизма, особенно в первичных организациях, в регионах. "Духовное наследие" идет своим путем, и многое зависит даже не столько от нас. А от того, в какую сторону будет эволюционировать сама компартия. Если она пойдет в сторону государственно-патриотической идеологии - это одно. Если начнет возвращаться к ортодоксально-интернационалистской (то бишь троцкистской) позиции - дело другое, и тогда степень расхождения между нами увеличится, и я не исключаю даже размежевания. Не предательства, конечно, а честного, порядочного "развода". Я, например, никогда не поставлю, как аналитика в "концептуалиста-практика" Троцкий, интересы мирового пролетариата выше интересов России. 

- Интересно, что ваше движение "оперилось" чуть позже, чем КПРФ, в 1994 году.

- Но зародилось оно раньше, в конце 89-го. У нас не было задачи готовиться к выборам в 93-м, в 95-м... Просто организация выросла, а на последних парламентских и президентских выборах мы активно занимались политической деятельностью. При этом, я считаю, главной нашей задачей остается просветительство, и последний съезд это подтвердил.

- Что объединяет людей в "Духовном наследии"?

- Эти люди прежде всего хотят жить в "нашей стране", хотят видеть ее великой, мощной и поскорее выбраться из нынешнего кризиса. Детали - такие как форма собственности, - не имеют решающего значения. Эти люди, как правило, не отождествляют себя с какой-то партией, хотя среди них есть не только коммунисты, но и члены ДПР и даже НДР. Ведь толковые, патриотически настроенные люди встречаются и в администрации, и в правительстве, и в СМИ. А дальше надо смотреть, хочет ли человек работать, получается ли у него это или нет.

- Вы были у истоков создания движения НПСР, являетесь одним из его сопредседателей. Какова была идея его создания?

- Это сложилось естественно. Захотелось сохранить потенциал народно-патриотических сил, который оформился в ходе президентских выборов. Появилось желание и дальше работать вместе, тем более что впереди предстояли выборы в регионах. Считаю, практическая деятельность НПСР складывается удачно. Движение за год увеличило свою мощь, влияние в обществе. Конечно, не без проблем, учитывая, что еще идет становление структур. Проводятся регулярные мероприятия. Профессионально работает Исполком НПСР. Наши кандидаты побеждают на губернаторских выборах, довыборах в Государственную Думу и другие законодательные органы власти. По-моему, НПСР сейчас - единственная реальная политическая сила. Других я просто не вижу.

- Вы действительно являетесь "идеологом" движения?

- Нет, таковым я себя не считаю. Могу отнести себя к тем, кто влияет на формирование государственного патриотизма. 

- Вас часто показывают как представителя умеренного крыла оппозиции...

- На самом деле этот термин искусственный. И не ортодокс, и не радикал - это точно. Считаю, крайности, "игра на чувствах" мешают. Большинство нормальных людей не приемлют "ортодоксального радикализма". Когда я вижу на трибуне митинга патриотической оппозиции человека, у которого трясется челюсть, думаю ему бы до дома поскорее дойти да отдохнуть... Пусть он участвует в мероприятии, я не против этого, но не надо выдвигать его на первый план, делать центром внимания. Ведь это, кроме всего, еще и образ данного митинга. Когда в колоннах стоят десятки тысяч образованных людей, а перед нами выступает человек, слабо подготовленный или многое подзабывший, то нельзя же из него делать "руководителя". Моя позиция: нельзя радикалов и, так скажем, не очень умных людей выпускать в качестве лидеров. Это дискредитирует все движение, потому что по ним судят обо всех остальных.

- Вы не опасаетесь радикалов с "другого боку" - скажем, "националистов без тормозов"?

- Любой ультранационализм вредит патриотизму! Любой! Все крайности, как известно, смыкаются. Чтобы принизить идею, нужно довести ее до абсурда. Скажем, НТВ сейчас движется в сторону большей объективности. В то же время там по утрам выступает некий обозреватель, который у большинства телезрителей вызывает аллергию. Но в принципе, с точки зрения оппозиции, его не следует снимать с экрана. Пускай он еще больше говорит, и тогда доведет неприязнь к НТВ до предела... Так власть поступает и с оппозицией. Подсовывают в ее ряды радикалов, как правило, болтунов и людей, ни к чему другому не способных, которые лишь вредят патриотическому делу. Я рассуждаю в данном случае как прагматик. Мне нужна ведь не какая-то "борьба за власть", а реальная смена курса. По большому счету мне лично ничего особенного не нужно. Хотелось бы изменения условий развития нашего государства!

- Лучше меньше да лучше?

- Мой идеал патриота - это интеллектуал-государственник. Таких людей у нас множество, и не только в среде творческой или технической интеллигенции. В конце концов не "люмпены", а люди грамотные и мыслящие составляют большинство нашего населения. Я знаю многих интеллектуалов среди рабочих... Но самое главное - патриоты должны проявлять себя в деле. Критерий, если хотите, прост: "Что ты сделал?" Уверен, 90 процентов "политиков" ответить на этот вопрос не смогут. А многие из них ведь претендуют на то, чтобы представлять оппозицию.

- Применим ли такой критерий к оценке работы депутатов?

- Депутаты все разные и по-разному используют свой потенциал кроме законотворчества, у депутата многоu-другой работы Надо помогать своим коллегам и единомышленникам в избирательных кампаниях, а это отнимает уйму времени Если, конечно, не относиться к обязанностям "строго формально". Считаю, основную часть времени я должен тратить на помощь другим, и не только избирателям или членам своего движения Мне нужно выпускать газету, журнал, проводить конференции. Иначе говоря, двигаться вперед вместе с другими.

- Чем Вам приходится заниматься в парламентском комитете?

- Я, можно сказать, достаточно универсальный политик в гуманитарной сфере, мог бы работать в комитетах по науке и образованию, по культуре, по делам СНГ, в бюджетном комитете. Но так получилось, что у нас во фракции я один профессиональный международник по своей первой и основной специальности. Как заместитель председателя Комитета по международным делам Государственной Думы РФ курирую два подкомитета - по внешней разведке и военно-политическим переговорам. В широком смысле это вопросы международной безопасности.

- У Вас налажены какие-то "особые" контакты со спецслужбами?

- Я, например, преподавал в Дипакадемии, читал лекции в Академии внешней разведки, вел там спецкурс. Приходилось выступать перед сотрудниками спецслужб. Конечно, по роду своей научной профессиональной деятельности я был связан со спецслужбами и никогда этого не стыдился. Моя позиция такова, что любой государственник обязан помогать спецслужбам и думать об усилении их работы. Их ослабление ведет к ослаблению государства. Я, как мог, старался противодействовать такой тенденции. Наконец, у меня много друзей в спецслужбах, и это как бы часть моей жизни, от чего я никогда не открещивался. Кстати, я даже хотел памятник Дзержинскому поставить во дворике офиса своей партии. Была договоренность с властями, но в последний момент нам отказали. Так что, здесь моя гражданская, личная и мировоззренческая позиция совпадают.

- Что значит: помогать спецслужбам?

- Не "стучать", конечно

- Но если вы видите, как что-то угрожает интересам национальной безопасности России, вы проинформируете спецслужбу?

-  Считаю, это обязанность гражданина, и мы должны так воспитывать наших людей.

- Какие вопросы безопасности сейчас наиболее актуальны?

- Первая и главная проблема - это концепция национальной безопасности. Вторая - опасность расширения военно-политического союза НАТО, в том числе и за счет безопасности России. Третья проблема-договоры, которые ожидают ратификации парламентом. Считаю, в нынешних условиях нельзя приступать к ратификации любого соглашения без внесения ясности в вопросы национальной безопасности.

- Вы верите, что такие подходы победят?

- Да, конечно. Знаю и верю.

газета "Патриот" No23 1997г.

Владимир МАЛЕВАННЫЙ

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован